Удивительные метаморфозы смертности в России на примере Финляндии

​​​​Такая «статистика» называется пропагандой. «Невесёлая географическо-медицинская арифметика.

Вот возьмём, к примеру, Санкт-Петербург. Жителей в нём около 5,4 млн человек. Площадь его 1439 км². Средняя плотность населения, как утверждает Википедия, 3847 чел/км².

Выявлено 5029 случаев заболевания ковидой, умерло на вчерашний день по этой причине 34 человека («Фонтанка»).

Возьмём также, к примеру, соседнюю Финляндию. Её население – около 5,5 млн человек. Площадь страны 338400 км². Средняя плотность населения – 16 чел/км². Выявлено 5254 случая заболевания ковидой, умерло – внимание! – 230 человек.

Не существует никакого способа представить рациональное объяснение тому, каким образом в Финляндии, в которой:

– примерно такой же климат и природные условия на большей части территории,
– живёт столько же людей, сколько в Петербурге, при этом плотность населения почти в 250 раз меньше,
– и безо всякого коронавируса всегда блеск и чистота, всё время что-то трут-протирают, подметают и намывают, а в посещаемых местах всегда витает запах моющих и дезинфицирующих средств,
– кассиры и продавцы в продовольственных магазинах всегда в перчатках,
– бОльшая часть народа живёт в небольших городках, в домах, где относительно мало квартир (питерских человейников многосотенноквартирных там точно нет), в деревнях и на хуторах, и, таким образом, вероятность передачи вируса заведомо гораздо ниже, чем в Петербурге,

заболело столько же людей, сколько и здесь, а умерло почти в 7 раз больше. Этого просто не может быть, потому что не может быть никогда. Проводить какое-либо сравнение качества медицинской помощи я не буду по очевидным причинам. Полагаю, что в Финляндии она не хуже и не менее доступна Ну, а заподозрить истинно демократическую Финляндию, где один из самых высоких в мире индексов свободы прессы и один из самых низких в мире уровней коррупции, в манипулировании статистикой, сокрытии (или преувеличении, искажении) масштабов заболевания или ещё в каких-либо информационных безобразиях я не могу. Нет оснований.

А вывод очевиден: «официальная
статистика», представленная нам оккупационной администрацией, не имеет ничего общего с действительностью и не может восприниматься всерьёз. Такая «статистика» называется пропагандой»